TO-classic
О насКак нас найти?
RSS лента  
info@classic-ivanovo.ru
Видеозаписи      Аудиозаписи      Фотогалерея      Статьи

14

04/2011

Рядом с Тарковским

Сложно описать атмосферу, которая царит в ЗАО «НПО Консультант», когда в «Классику» приезжают именитые гости. Она во многом зависит от самого гостя. Прием Нэлли Фоминой был по-домашнему теплым и простым, даже несмотря на присутствие газетчиков, телевизионщиков ивановских масс-медиа. Она успевала одарить вниманием каждого: и журналистов, и посетителей выставки, которые уже собирались в холлах к её открытию, легко и непринужденно Нэлли Ефимовна рассказывала о работе над тем или иным эскизом. Простая, добродушная, гораздо моложе своих лет, о себе говорит: «У меня жесткий характер». Подтверждением этому может служить разве что её долгая работа с такими мастерами, как А. Птушко, М. Калатозов, М.Швейцер, Н. Михалков, А. Кончаловский, Э. Рязанов, Р. Балаян, С. Бондарчук, А. Тарковский и дргие. Нэлли Фоминой сделано несколько эскизов костюмов для М. Плисецкой.

Работа с Андреем Тарковским - особая страница в её жизни. Своими воспоминаниями о выдающимся кинорежиссере, нашем земляке Нэлли Фомина делилась на мероприятиях, приуроченных к 79-летию со дня рождения А. Тарковского, которые прошли 4 и 5 апреля в «Классике».

Нэлли Фомина не первый раз в «Классике». В 2010 году в этом зале состоялась мультимедийная презентация книги Лейлы Александер-Гаррет «Андрей Тарковский: собиратель снов». Кроме автора книги гостями встречи были ближайшие родственники и друзья Тарковского, среди которых его сестра Марина Арсеньевна с мужем А. Гордоном, режиссер В. Амирханян, художник Ш. Абдусаламов, ассистент режиссера М. Чугунова, а также Нэлли Фомина, художник по костюмам. Презентация книги проходила на фоне выставки редких фотографий, сделанных в Швеции на съемках фильма «Жертвоприношение».

В этом году по традиции дни памяти Тарковского начались с открытия выставки, которое состоялось 4 апреля. Экспонатами стали совершенно эксклюзивные работы самой Нэлли Фоминой — эскизы костюмов к фильмам Тарковского «Солярис», «Зеркало» и «Сталкер» - а также уникальные фотографии из личного архива автора.

На творческой встрече Нэлли Ефимовна рассказала о своей работе с Андреем Тарковским. Оказалось, быть рядом с гением вовсе не просто. А ведь она ни на минуту не отлучалась со съемочной площадки, всегда находилось рядом с режиссером. «Я часто спрашивала супругу Тарковского, Ларису, почему он не отпускает меня, ведь мне нужно было работать над следующим костюмом. Она отвечала,что со мной ему спокойнее. Видимо, я его не раздражала». По словам Нэлли Ефимовны, для Тарковского было важно создать характер героя именно через его костюм. Поэтому в костюмах, созданных Нэлли Фоминой, не было лишних деталей, каждый из костюмов продумывался тщательно и скрупулезно, он являлся отражением внутреннего мира героя, его эмоционально-психического состояния. И даже, если с трудом можно вспомнить костюм в том или ином эпизоде - это неслучайность.... «Сделай так, чтобы костюм был невидим», - часто говорил Андрей Арсеньевич Нэлли Фоминой. Так воспоминания об Андрее Тарковском плотно переплетались с историей создания работ художницы по костюмам.

Встреча очень понравилась зрителям, они долго не отпускали Нэлли Фомину. Ведь, по мнению большинства присутствующих, до этой встречи мало кто полноценно представлял работу художника по костюмам. «Это действительно сложная работа, о который вы теперь знаете» - в заключение вечера сказала Нэлли Ефимовна зрителям.

Из беседы с Нэлли Фоминой

Нэлли Ефимовна, опишите процесс создания костюмов?

Сначала художник по костюмам читает литературный или режиссерский сценарий, прорабатывая по сценам все изменения костюмов, которые должны происходить в фильме. После того, как прочтен сценарий происходит встреча с режиссером, на которой он рассказывает о каждом персонаже, о его характере. Затем обсуждается костюм для каждой сцены, когда и как он меняется — так по всему сценарию. И после того, как костюм образно решен, художник делает эскизы или же подбирает костюм с костюмерных складов. Это непростая задача, поскольку только мужская секция на Мосфильме составляет 220 тысяч костюмов. Главное — найти то единственное верное решение, которое будет правильно нести образ. Андрей Тарковский не любил новых костюмов. Даже пошитые к съемкам костюмы мне приходилось старить. Все это происходит еще до утверждения актеров на роли.

Вы когда-нибудь обижались на режиссеров?

Конечно, нет. Мы подчиняемся требованиям режиссера, и должны полностью выполнять их. В процессе создания фильма вносится много изменений, касающихся не только костюмов, но и сценария и текста актеров. Это такая работа. Но бывают моменты, когда важно отстоять свою точку зрение, свое видение костюма. Например, в «Сталкере» Андрей говорил, давай оденем главного героя, как в «Солярисе», в короткую куртку. Я говорю, мол, у меня есть вариант гораздо лучше. Андрей сказал, чтобы сначала сделала его вариант. Я сделала куртку, как просил Андрей, и тогда же предложила свой вариант костюма. На первом этаже выставки есть фото с проб этого костюма. Когда Саша Кайдановский одел куртку, предложенную мной, то сразу приобрел такой жалкий вид, даже было ощущение, что он ссутулился. Андрей ходил вокруг, а потом сказал, что я была права, будем снимать так.

Почему одни эскизы выполнены в карандаше, другие - в цвете?

Для «Зеркала» и «Сталкера», например, Андрей просил сделать такие костюмы, выбрать такое цветовое решения, чтобы не привлекать внимание зрителей к костюмам, а сконцентрировать их на тексте. В двух этих фильмах монохромные костюмы, поэтому эскизы в карандаше.

А как было найдено решение для костюмов в «Солярисе»?

До меня в «Солярисе» работала другая художница по костюмам. Она предложила Андрею костюмы, так называемых, перспективных моделей, например, необычные башмаки на толстой подошве с бульдожьми носами. Андрей отказался от работы с этой художницей, пригласил меня. Когда мы обсуждали костюмы для «Соляриса», он сразу сказал, что мы не будем делать никаких фантазийных костюмов, потому что через несколько лет над ними будут смеяться. Моё решение «космических» образов было таким: на совершенно обычные костюмы были пришиты лишь некоторые детали от реальных костюмов космонавтов. Таким образом, была подчеркнута принадлежность к космосу, но в то же время, мы избежали каких-то придумок.

А самому Андрею Арсеньевичу Вы шили что-нибудь?

Да, по необходимости. Андрей четыре года после «Рублёва» не работал. Лариса Павловна сказала, что у него нет даже рубашки, чтобы пойти на работу. Я ему сшила пёструю в полоску ситцевую рубашку. В этой рубашке он работал на «Солярисе». Потом, помню, жилетку ему вязала, чтобы не мерз в павильонах.

Нэлли Ефимовна, Вы можете сказать, что были дружны с Андреем Арсеньевичем?

16 лет я дружила с его семьей. Познакомились мы задолго до того, как он пригласил меня работать с ним. На работу это никак не влияло, никакого, что называется, панибратства не было. Работа есть работа. Я никогда не стремилась с режиссерами дружить, никогда не напрашивалась к ним, как многие это делали, никогда не заискивала. Я не такой человек, у меня очень жесткий характер.

Помните какой-нибудь дружеский поступок Андрея Арсеньевича по отношению к Вам?

Был такой случай...Перед финальной сценой в «Сталкере» я подошла к Саше Кайдановскому поправить костюм. Он отдернул резко плечо, мол, я ему мешаю. Андрей Арсеньевич увидел это и сказал: «Саша, ты не прав, она делает свое дело, и, пожалуйста, извинись перед ней». Андрей Арсеньевич легко мог отдернуть даже актера, потому что очень хорошо чувствовал справедливость. Но Саша так и ушел из жизни не извинившись. Правда, он после этого случая приглашал меня работать в своем кино. Но я отказалась из чувства собственного достоинства.

Следующим вечером 5 апреля в концертном зале «Классика» прошел показ двух документальных фильмов Евгения Борзова, профессора ИГХТУ. В основу сценария документального фильма «Диалоги с Тарковским» легло интервью режиссера французскому журналисту, в котором он рассказывает о процессе создания своих картин «Иваново детство», «Андрей Рублев», «Солярис», «Зеркало», «Сталкер». Этот ценный файл предоставила Нэлли Фомина, которая и впредь будет делиться новой информацией с ивановскими поклонниками творчества А. Тарковского. А таких, судя по числу гостей, в зале немало. Самый ярый из них, пожалуй, — сам профессор Борзов, который во второй части вечера представил свой второй фильм «Притяжение памяти», посвященный давнишнему и единственному визиту А. Тарковского в город Иваново, во время которого прошло несколько творческих встреч, как официальных, так и нет (например, дома у профессора Л. Таганова). На одной из таких встреч был и Евгений Борзов. В канву фильма легли воспоминания организаторов этого визита, участники встреч с Тарковским. Автором фильма были собраны архивные материалы, письменные воспоминания свидетелей, уникальные фотографии и неизвестные документы того времени, а также отрывки из кинокартин Тарковского, выдержки из его «Дневников» и книги «Запечатленное время». Это очень цельная, глубоко осмысленная работа неравнодушного человека. Евгений Борзов проводил оригинальные съемки на родине режиссера в Завражье, а также в Юрьевце, Иванове, Риме, Париже. «Это настоящее подвижничество, которое, мы надеемся, Евгений Юрьевич передаст и молодому поколению, с которым работает, чтобы они были людьми...», - сказала частный гость концертного зала Классика» Елизавета Перская, доцент ИвГМА.

Отрадно именно то, что помощь в работе над фильмами оказывали студенты. По словам Борзова, идея его работы состоит в том, чтобы молодое поколение не стирало из памяти великие имена. «Именно состояние памяти молодежи интересует меня сейчас больше всего. Те опросы, которые я и мои студенты проводят в школах, в вузах, свидетельствуют о печальном: Тарковского мало кто знает. Мы хотим исправить эту ситуацию. Поэтому показываем наши фильмы в школах и вузах, ведем образовательные беседы, составляем статистику, чтобы продемонстрировать всему миру, как помнит Андрея Тарковского молодое поколение его земляков», - резюмировал профессор Евгений Борзов.

Яндекс.Метрика